Вахта Памяти. День 1

5 ноября 2019 | 07:11
Автор: @botkind

2019/08/12–2019/08/24

ИТОГИ:
779 участников;
67 поисковых отрядов из 16 регионов РФ и Литвы;
эксгумированы 166 воинов РККА;
найдено 22 медальона, из них 7 прочитаны, 15 переданы на экспертизу;

указатель на вахту

ПРЕДИСЛОВИЕ

В первую очередь это дневник, т.е. мои личные впечатления записанные, часто, наспех уже перед сном, под светом фонарика. Именно как дневник, то что написано, и надо читать. Я не в коем случае не претендую ни на точность, ни на объективность — многое записано со слов, многое записано много позже, чем было услышано. Кроме того, и это важно — Россия для меня новая страна, и всё что я вижу, это внешний фасад, без понимания внутренних причин. То, что принято у нас, не обязательно так в России. И это не значит, что что-то хорошо, а что-то плохо, просто у них не так, как у нас. Кроме того, за 14 дней в России некоторые вещи были переосмыслены, и то, что описано в первые дни Вахты в негативном ключе, к концу смены воспринималось вполне себе нейтрально.

И самое главное — Вахта Памяти стала для меня, наверное, лучшим, что произошло в моей жизни. Отдельное спасибо за это Ирине Павловне (именно благодаря которой всё это и стало возможно), Нине Германовне (я обожая эту женщину), Олегу Анатольевичу, Дмитрию Геннадьевичу, командиру отряда ШтАрм Илье Гурееву и его другу Славе, а так же всем членом отряда “ШтАрм” и “Наследникам Победы” из Вязьмы, многие из которых стали моими друзьями: три прекрасные Даши, Ира, Лера, Вика, Ваня, Кирилл, Даня, Саша, Лёша (кого забыл?), и всем тем, всем кто был рядом, и чьи имена я не назвал.

Низкий поклон всем этим людям (а также сотням других, с кем мы не успели познакомится, но делали одно дело) за всё то, что они делают многие годы. Если где-то в записях покажется, что я критикую, либо пытаюсь очернить— это не так. Мои записи — всего лишь мои мысли, которые меня посетили в тот конкретный момент, когда они были написаны. Да, мне не всё понравилось, и я не со всем согласен, и это нормально. Но если мой “взгляд со стороны” поможет как-то улучшить сам процесс (действительно были вещи в лагере, которые я бы, наверное, сделал по-другому), я буду счастлив. В любом случае мне было приятно быть частью поискового движения России эти 2 недели. Надеюсь, что в следующем году моя Вахта продолжится, и я откопаю своего солдата. Ещё раз всем спасибо. И добро пожаловать в мой дневник.


12 августа 2019 года (понедельник).
Глинковский район.
Смоленская область.
Россия.

ДЕНЬ ПЕРВЫЙ


Первый полный день в лагере, и второй день в России. Приехал и заселился вчера ближе к вечеру. Нормально доехал. Хорошо приняли. С ходу влился в коллектив.

Моя палатка
Моя палатка, заселяюсь

Сегодня строим лагерь, начинают подъезжать и заселятся поисковые отряды и мы тоже ждём свой отряд (пока здесь только командиры). Мы, это поисковый отряд “ШтАрм” (Штаб Армии).

Поисковый отряд ШтАрм
Вход на территорию нашего отряда

Ребята из Вязьмы. Кроме того, по совместительству, это ещё и штабной отряд: комендант лагеря, начальник штаба, и все организаторы Вахты являются либо членами отряда, либо связаны с ним (т.е. либо из Вязьмы, либо проживают на территории отряда как гости). Это и привилегия, и одновременно ответственность — организация всей лагерной жизни и быта тоже на нас. А это поставить огромную штабную палатку в которую вмещается примерно 100 человек и оборудовать её (столы, стулья, электричество, печки, компьютеры, принтеры и т.д.).

Центральная площадь Вахты Памяти
Две синие палатки под лекции. Посередине штабная палатка. Правее видна палатка с провиантом и медпункт. На площадке огороженной лентой проходят торжественные построения
Большая палатка для лекций
Вот так выглядит палатка под лекции изнутри. Были и стулья, но так как лекции шли повсюду, то тут обычно сидели на земле

Кроме того, есть ещё две палатки для лекций, палатка склада с продовольствием для Смоленских поисковых отрядов, медпункт, туалеты, генератор, спортивная площадка, времянка — всё это на нас. И это кроме того, что надо оборудовать и свой собственный лагерь — костёр, лавки, гостевая палатка, палатка руководства, дровница, баня, туалеты для детей/взрослых/мужской/женский (у нас на 30 человек 4 туалета было), мусорные ямы, место для мытья посуды, 2 складские палатки, штабная палатка с плитой, печью, длинным столом и лавками — всё очень серьёзно и основательно.

Кроме этого на организаторов ложится поддержка порядка и жизнеобеспечения всего лагеря, а ожидается без малого — 84 отряда! Это где-то 700 человек — целый город в лесу!

И уровень организации поражает с самого первого дня — кроме всего того, что я перечислил выше, в лагере есть ещё централизованная доставка воды, дров, медпункт и постоянно дежурит полиция. Кроме того, каждый день к лагерю подъезжает автолавка, и это тоже сильно облегчает жизнь тем, у кого нет машин. А до Глинки с его магазином километров 10 пути.

Автолавка
Автолавка приезжала каждый день
Вода для Вахты
Вода на въезде в лагерь, которую привозили тоже каждый день
Переносной туалет
Туалет. Вид из немецкого окопа. За спиной моя палатка

Чего мне не хватило для того, чтобы поставить за организацию 5 с плюсом — централизованного вывоза мусора. Да, ребята молодцы, все бывалые туристы и поисковики, и все выкопали мусорные ямы, которые, уверен, за собой закопали когда уезжали, но Вахта продолжалась 10 дней, примерно 700 человек находилось в лагере, и все что-то кушали, что-то пили — мусора должно было образоваться от такой толпы немало, и всё это закопали! Я не уверен в том, что природа всё это “переварит”, особенно стекло и пластик. Это и не самый лучший пример как вести себя на природе для несовершеннолетних, которых в лагере почти треть.

Мне кажется можно было организовать в лагере мусорный контейнер по типу строительных, куда все могли бы скидывать свой мусор, и который потом был бы вывезен на свалку.


Официально Вахта начнётся завтра — завтра вечером торжественное построение всего лагеря. Но отряды начинают съезжаться уже сегодня. А кто-то, как и я, приехал ещё вчера. Например, Иркутск — ребята к нам ехали 5 дней! Сегодня приехал Томск, и тоже дорога неблизкая. Вообще география поражает — кроме вышеперечисленных Томска и Иркутска, ожидаются отряды с Алтая, Коми, Екатеринбурга, Пенза, Владимир, Саратов, Нижний Новгород, Москва…

Отряды пребывают весь день.

Прибытие отрядов на Вахту
В лагерь прибыл очередной отряд

По всему лесу слышен звук бензопил — повсюду в лесу кипит работа, лагерь строится. Говорят, что отряды уже стоят за 1,5 километра до нас, и примерно столько же за нами! Но всех я увижу только завтра вечером на торжественном построении.


Времянка
Времянка, место куда складываются останки наших солдат найденных за время Вахты Памяти. Эта времянка оказалась слишком маленькой и её пришлось в первый же день увеличивать и переделывать

И первые кости… В центре пока ещё пустого поля стоит деревянный крест, небольшой заборчик и несколько десятков пластиковых мешков с останками наших солдат — некоторые местные отряды, оказывается, уже несколько дней как тут копают. Сегодня мы расширяли времянку (так называется это место), и я принимал в этом участие. Надо было вынести с времянки мешки с останками, расширить её, и вернуть мешки на старое место. Мешки оказались на удивление тяжёлыми. Я даже не ожидал, что кости пролежавшие в земле столько времени (почти 80 лет) так много весят. И до дрожи, когда берёшь в руки этот мешок и понимаешь что там — наш солдат, человек.

Останки советских солдат во времянки.
В этих мешках останки наших солдат. Времянка в процессе расширения
Времянка в новом варианте
И вот что получилось в результате нашей работы

Первые осколки
Осколок, который нашли пока пилили дрова у себя в лагере

Первые осколки, первые свидетельства событий, которые происходили прямо на том месте, где стоит наш лагерь. Просто пилили дрова и нашли (прим. сейчас этот осколок у меня дома). Но я уже начинаю привыкать. Надо сказать, что выход из моей палатки ведёт прямо в немецкий окоп. Весь наш отряд стоит на позициях, и через окопы приходится прыгать постоянно — и это потрясает. Я никогда не видел войну так близко. Даже в Брестской крепости…

Немецкие окопы в лагере
Лагерь стоит буквально на немецких позициях. Именно этот окоп находится между моей палаткой и туалетом

Приезжала полиция с контролем. Молодцы. Но, говорят, что такая активность связана с тем, что несколько дней назад где-то в Сибири сгорели дети в палатках.

В любом случае, меня больше волновал вопрос регистрации, ведь по закону иностранец должен зарегистрироваться в течении 5 рабочих дней. Обычно этим занимаются гостиницы, или те люди, у которых ты останавливаешься — просто идёшь в МФЦ и достаточно быстро оформляешься, но тут я в лесу! Куда идти?

Полиция мне предложила “забить” — так и сказали, цитата, забей! Как оказалось позже, когда я выезжал из страны, регистрацию так никто и не попросил, но в тот момент я решил не рисковать, и на всякий случай её (регистрацию) сделать. Тем более, я понимал, что это должно быть не так сложно, ведь в лагере были местные отряды, в том числе, из самой Глинки. Плюс, мне безусловно было интересно понаблюдать за процессом.

Итак, я всё же попросил у полицейских выяснить, куда мне ехать, и что делать в этой ситуации. Меня ожидаемо отправили в МФЦ Глинки. Но я то уже тёртый калач и знаю, что нельзя просто иностранцу выйти из леса и явится в МФЦ — должно быть основание, и основание это прописанный именно в Глинке гражданин Российской Федерации. Такого гражданина мы, конечно, без труда нашли тут же и им стал командир глинковского поискового отряда дядя Миша. Договорились на завтра. Вроде всё ОК, но сам факт абсурдности ситуации удивляет!

Полиция говорит “забей”, потому что сама полиция понимает абсурдность закона. Почему я как иностранец не могу пойти в поход по России? Не понятно. Хотя чего я удивляюсь после того, как вместо того, чтобы ехать по удобной М1 из Бреста в Смоленск, я ехал из Бреста через Гомель на погранпереход “Три Сестры” и дальше через Брянск поднимался на север, и в результате моя дорога стала в два раза длиннее.

Маршрут движения через погранпереход три сестры
Тяжёлая дорога по очень интересной траектории (вынужденно) с ночёвкой в Гомеле — кстати, как оказалось, очень симпатичный город!

Я всё понимаю — политика, но я не понимаю, почему нельзя поставить киоск с пограничником на М1, куда по желанию может заехать каждый иностранец, и получить въездной штамп. Для этого не надо менять структуру границы. Это не стоит каких-то особых дополнительных средств. Ведь тот репутационный урон, который несёт Россия от закрытой границы (а она по сути закрыта) намного больше. Надо очень хотеть в Россию, чтобы поехать туда на автомобиле теми путями, которые официально разрешены (т.е. через “Три сестры”). Дорога очень выматывает.


Костёр
Лавки вокруг костра вкапывал тоже я)

15:33 Совершенно устал. Лагерь почти готов: костёр, мойка, столы, лавки и т.д. — маленький город. Ждём вяземскую молодёжь, которая вот-вот подъедет. И мы из камерного уютного лагеря, где я уже успел ко всем привыкнуть и со всеми познакомится, превратимся в шумный балаган)))

Хотя не сказать, чтобы мы жили в абсолютной тишине — то там, то здесь взвывают бензопили, и вот сейчас откуда-то из динамиков доносится словно из детства: “вот где-то старая мельница крутится вертится…”.


Погода идеальная. Идеальное лето. Хотя вчера по дороге сюда лило под Рославлем, 50,000-й город на дороге Брянск-Смоленск, который оставил абсолютно гнетущие впечатление. Как, собственно, и вся дорога. Дороги да, неплохие, много где идёт ремонт и кладут новый асфальт. Даже на абсолютно региональной Починок-Ельня. Но, что толку, если вокруг запущенные поля, нет людей, и я почти не видел новых домов. Да и к новым дорогам лично у меня много вопросов — они опасны! А учитывая российский менталитет опасны вдвойне. Почему при строительстве новых дорог все эти моменты не учитываются мне не понятно. Да, ехать приятно, но вопрос безопасности не решён — обгоны, обгоны, обгоны.

Водители избегают съезжать на выделенную аварийную полосу потому что считается, что там скапливается мусор и можно пробить колесо, и в результате никто двигаться не хочет, и ты вынужден совершать полноценный обгон. А учитывая, что сетка дорог в России развита плохо, и все едут по одной дороге, трафик даже на выходные достаточно плотный, и в результате все спешат и обгоняют. Почему было не сделать не 1,5+1,5 полосы в обе стороны, а 2+1 и 1+2 попеременно? По расходам тоже самое, по безопасности даже сравнивать нечего.

И вчера ещё удивило отсутствие камер. Т.е. какие-то их количество, конечно, было, но для такого расстояния слишком маленькое.


Говорят у нас тут будет даже свой депутатский отряд — Гос.Дума, Смол.Дума. Но при всём при этом, как я понял, поисковое движение России особенно никак не поддерживается, и держится на личной инициативе этих людей, с которыми я сейчас и нахожусь в лагере. Они есть — поэтому мы копаем! Это отлично, что такие люди есть, и я горжусь, что познакомился с ними, но по большому счёту вопрос поднятия останков солдат погибших в Великую Отечественную Войну должно быть заботой не отдельных активистов, а самого государства, которое, собственно, этих людей в бой и отправляло! И которое за 80 лет не нашло возможность их похоронить!

Как мне рассказали, каждый год только в Смоленской области поднимают около 3,000 солдат. Тут очень много поисковых отрядов (насколько я помню — 76). Другое дело, что они не так хорошо экипированы и многочисленны. Сейчас наш вяземский отряд (взрослый “ШтАрм” и детский/юношеский “Наследники Победы”) это всего-то 30 человек — не так и много для второго по величине города Смоленской области.


Откуда-то из леса неподалёку раздаётся музыка. В принципе неплохой репертуар, но за весь день начинаешь уставать — громкость приличная. Отправляюсь на поиск “хулиганов”. Это отряд из Рославля, почти соседи. Спрашиваю главного. Выходит фактурный мужик (прим. как потом я узнаю, это Игорь Жарынцев, один из самых авторитетных поисковиков). Объясняю ситуацию, и прошу сделать музыку потише. Музыку выключают вообще.


Сижу сейчас и пишу эти строки у своей палатки с видом на немецкий окоп. И он словно оживает. Можно даже представить тот бой. Немцев в касках. Свист пуль. Окопы, надо сказать, у немцев очень основательно были сделаны.

У палатки

Только что Олег Анатольевич (он художник-оформитель и поисковик) показывал карту лагеря, который стоял на этом самом месте несколько лет назад. Восторг! И даже не от того, как нарисовано, сколько от самой задумки и реализации — ты поди найди все те отряды, которые по всему лесу раскиданы на несколько километров.

Есть, например, поисковый отряд “Эдельвейс”. Странное название, учитывая, что так вроде бы назывались немецкая часть. Задаю этот вопрос. И правда, родом они из чёрных копателей 90-х. Ходили в немецких кепках (все фильм “Мы из будущего” помнят?). Потом легализовались. Рассказывают, приходишь в к ним в лагерь, а там вообще ничего, и только ящик водки. Но, говорят, копают как боги!

Да, название они изменили. Ну, как изменили, добавили слово. Не помню как точно, но “Эдельвейс-поиск” стали или что-то типа того)))


0:19 Уже в палатке. Хороший вечер у палатки уже всем отрядом. Замечательное новое поколение России.

Песни у костра
Под гитару пели каждый день

И сложно поверить, но мне рассказали, что в Вязьме всего 2 (ДВЕ) полицейские машины на 50,000-й город. О каком порядке можно говорить? И о какой борьбе с насилием в семье?


История у костра. Поисковики нашли тела наших убитых бойцов. Сычёвка (это ближе к Ржеву). Все женщины. Все с оружием. Рассказывают, что вроде кто-то натыкался на немецкие документы, в которых описана атака женской части с оружием в руках, но без патронов. Правда или нет — не знаю, но то, что нашли женщин с оружием в руках, факт.


История с музыкой неожиданно привела к первому небольшому конфликту уже у нас. Мне попытались объяснить, что “тут все свои, и могут делать то, что хотят”. О как! Потому что “это никому не мешает”! Кто и как определяет, что кому мешает, и что кому не мешает лично для меня большой вопрос — мне то музыка помешала! Но, я не считаюсь — я не свой.

На самом деле основа правопорядка в России, как я уже понял является система координат: “свой — не свой”. Если ты свой, то можно, не свой — нельзя. А не мешает — не мешает, нарушает закон / не нарушает закон(как должно быть).

Т.е. музыка в лесу (в общественном месте) по определению мешает и поэтому недопустима (я говорю не про отношения внутри одной компании — там это их внутренний диалог) просто потому что кому-то может не нравится именно этот тип музыки, именно эта громкость. Музыка сама по себе, по умолчанию, является нарушением личного пространства. Просто потому что я её слышу, и должен иметь возможность не слышать. Если этой возможности нет, то это нарушает и моё пространство, и мои права.

Я уже не говорю про то, что право слушать музыку без ограничений одному, даёт это делать и всем остальным. На любой громкости и любого формата. Сложно представить, что будет происходить в лесу, если все включат музыку. И очевидно, что если так произойдёт, то очень многие станут недовольными уже активно. И это аргумент почему в лесу нельзя включать музыку для тех кто не понимает термина “нарушение личного пространства”.

Спать!

Продолжение