Вахта Памяти. День 11

6 ноября 2019 | 09:11
Автор: @botkind

22 августа 2019 года (четверг). Глинковский район. Смоленская область. Россия.

ДЕНЬ ОДИННАДЦАТЫЙ

Последний день. На привале
Вахта закончена. Последний привал

19:19 Ну как бы и всё! Очень тяжёлый последний выезд, почти не копал — ходил!)) И это несмотря на то, что вчера устроил себе выходной и должен был бы отдохнуть. Видимо слишком резво начал в первые дни, и не рассчитал сил. Реально я тяжёлым физическим трудом лет 20 уже не занимался, и, соответственно, я на 20 лет старше, чем был те самые 20 лет назад — вот и результат! Переоценил я себя. Я уже совсем не тот (((

Место копа
Начало копа. Приехали на место

Ну а главными героями сегодняшнего дня опять стали мины! Ещё и ситуация получилась такая, что стало очевидно, что проблема есть и она (проблема) системная.

Мина в лесу
Именно про эту мину пойдёт речь. Чуть позже рядом найдём ещё несколько

Командир отряда находит мину, и всё бы ОК — нашёл, отметил, отгородил, пошёл дальше. Но он находит её, и оставляет дорывать яму с этой миной посередине молодёжи — ребятам 14–16 лет. Т.е. в копе лежит здоровенная мина, и 14-летний пацан пытается под неё подрыть со словами: “а вдруг там солдат”! А все остальные, соответственно, вокруг стоят и на это смотрят.

Коп вокруг мины
Мина лежит, а вокруг неё кипит работа

И вот тут я уже не выдерживаю, и прошу прекратить копать первым не дожидаясь командира (вроде и как возраст, и статус иностранного гостя позволяют нарушить субординацию, и вмешаться в жизнь отряда)— вроде нормальная, очевидная просьба в данной ситуации, и ничто не предвещало беды. Но, к моему удивлению, молодёжь роет дальше. Начинаю заводиться и пытаюсь объяснить очевидное: что это мина, что уровень её опасности не известен, и что под ней может быть что-то ещё, про что мы не знаем. Т.е. очевидно, что место разминирования (если всё называть своими словами, то это так и называется — разминирование) надо обозначить и вызвать сапёров, а не заниматься этим самим! И тут начинаются чудеса:
а) Командир отряда, вместо того чтобы поддержать меня (чего я, собственно, и ожидал) говорит ребёнку — копай дальше; 
б) Мне дети начинают рассказывать, что мина не опасна (откуда у них такие знания?); 
в) Предлагают мне отойти на безопасное расстояние, если мне страшно!

Поисковый отряд на месте раскопок
Работа продолжается. У розового кроссовка девушки справа видна ещё одна мина

Надо сказать, что отходить на “безопасное расстояние” в лесу это уходить из леса вообще — если такая мина взорвётся, то живых на 200 метров не будет. Да и не очень страшно — привыкаешь ко всем этим минам, и присутствует некое покорение судьбе. Стоишь ты тут такой молодой и красивый, а в ногах у тебя мина. В общем-то вариантов не так и много — либо рванёт, либо нет)) Но, вот когда эту мину начинают без необходимости дёргать и под неё копать, то это уже глупый риск. Плюс риск, которому подвергаются все. И это недопустимо. Командир отряда безусловно должен был прекратить работу, огородить территорию (мне не очень понятно, почему у командиров отрядов нет стоп-лент для того, чтобы ограждать опасные зоны?). Это минимальный набор действий. Плюс, естественно обозначить место на карте и сообщить сапёрам.

Раскопки
Работа кипит, и одновременно мы ведём переговоры. Тут две мины уже видны и больше под ними

К тому же мина была с наконечником, т.е. как я понимаю, вполне себе боевая, и определить на вид уровень её опасности нельзя (прим. у меня папа в армии сапёром был, я показал ему эту фотографию этой мины после возвращения, и он сказал что уровень опасности визуально определить нельзя. Т.е. он не смог, а наши дети смогли!). При всём при этом, пока мы ведём диалог, работа продолжается и молодёжь копает дальше. Рядом с этой миной нашли ещё несколько. На что я говорю (дальше уже всё было эмоционально), что это не их дело заниматься разминированием и надо вызывать сапёров. Сапёры не приедут, говорят мне, и копают дальше. Вот мы их сейчас выкопаем, сложим красиво, и тогда пойдём дальше — сообщают мне! Кто мне объяснит зачем их (мины) выкапывать и красиво складывать?

Несколько миномётных мин
Сколько мин на картинке? Реально их тут больше (есть ещё под ними)

Приедут сапёры или нет это уже совершенно другой вопрос. Важно всё правильно огородить и сообщить. Дальше уже не наша работа, и эффективность работы сапёров вне нашей зоны ответственности— у них есть свой контролирующий орган.

Поисковый отряд за работой
Процесс со стороны

В общем, спасибо соц.сетям за то, что они есть — работы по разминированию ямы прекратились только тогда, когда я достал телефон и начал всё это демонстративно фотографировать. И после вопроса — “пост напишите”, и моего утвердительного: “да, напишу” работа прекратилась. Все отошли метров на 10 от мин и сели невозмутимо обедать.

На привале
Сижу и наблюдаю, чтобы ещё чего-нибудь не вырыли

И несколько общих мыслей по горячим следам…

Решение проблемы мусора, проблемы ям, и проблемы мин — должны стать (особенно в формате детского лагеря) частью гражданского воспитания.

Дети/молодёжь (да и взрослые) должны понимать, что благополучие (страны) требует усилий. Нельзя просто прийти и купить красивый хороший дом раз и навсегда, как нельзя раз и навсегда построить хорошую дорогу!Чтобы дом (дорога) был всегда красивым, за ним надо постоянно присматривать (красить, чинить, косить траву, стричь кусты и т.д. и т.п.)— и это стоит неимоверных усилий. Если ты перестанешь присматривать за домом/дорогой — дом сгниёт, а дороги… Не мне россиянам про российские дороги рассказывать. То же самое и со страной. Страна просто сгниёт, если за ней не присматривать. И если в городе на выброшенный окурок ещё можно сказать: “есть дворник, я налоги плачу” (хотя это тоже неправильно), то кто за нами будет убирать лес?

Уборка мусора требует усилий — не закопать, а вывозить. Заказать контейнер, выносить в него мусор из своих отрядов, привозить мусор из выездов с собой — всё это усилие, но только так и строится благополучная страна.

Мне очень сложно (точнее невозможно) представить лагерь такого масштаба в Швеции, и чтобы там так зарыли мусор. Просто не могу. Именно поэтому в Швеции чисто, а в России нет. И именно поэтому Швеция богатая страна, а Россия нет.

Благополучие — это всегда думать о других! Странно, да?

Ты не выкинул мусор в лесу, потому что думал о других;
Ты закопал ямку в лесу, потому что думал о ёжиках;
Ты сообщил о найденном боеприпасе, потому что думал о том незнакомом тебе пацане из деревни рядом, который маленький, и который может найти эту гранату оставленную тобой, и кинуть её в костёр;
Ты не включаешь громко музыку, потому что она кому-то может мешать — ты думаешь не только о себе;
Ты не разговариваешь громко, потому что это может разбудить спящего ребёнка — ты думаешь о других;
Ты пропустил машину с второстепенной дороги — ты думаешь о других;
Ты дал человеку перестроиться в свой ряд — ты думал о нём;
И т.д. и т.д. Всегда думать о других. Это выгодно. В первую очередь тебе самому.

И вот ты едешь в хорошей машине, потому что те, кто её делали тоже думали о тебе. И едешь по хорошей дороге, потому что её хорошо сделали думая о тебе. Это и есть гражданское общество.

И тогда, вдруг, в стране будут чистые леса, хорошие дороги, качественная медицина, честные полицейские! Всё просто.

Страна не станет другой сама по себе. Не надо искать виноватых. И не будет так, что придёт “хороший” президент, и сразу, вдруг, всё станет хорошо, и заживём—нет! Ведь это не Путин оставляет не закапанные ямки в лесу, не Путин не сообщает о боеприпасах, и не Путин закапывает мусор в лесу (вместо “Путин” по желанию и в зависимости от политической ориентации можно вставить: “американцы”, “жиды”, “олигархи”, “Сталин”, “Ельцин”, “коммунисты”, “Горбачёв” и т.д.). Это не они этот мусор закапали в этом лесу, это сделали мы! Страна это мы и есть, и её благополучие начинается даже не с честных выборов (ну пройдут эти выборы и что, начнём новую жизнь, как в школе, с понедельника, и вдруг наступит благополучие? Нет же!). Благополучие начинается в первую очередь с окурка выброшенного в мусорное ведро — ведь для того, чтобы выбросить окурок в мусорное ведро не нужны свободные выборы! Мы можем начать менять страну прямо здесь и сейчас без никаких дополнительных условий, и не дожидаясь свободных выборов, понедельника и чего там для счастья ещё не хватает.

Закопать яму — это усилие! И ещё какое! Когда ты весь день копаешь, ой как тяжело ещё и закапывать. Но, если ты делаешь над собой усилие и закапываешь сам, потому что “ёжик может упасть и погибнуть”, ты уже гражданин! Люди способные думать о судьбе маленького ёжика, когда они устали, и болит спина — это уже другое тесто, другое мышление, и это другая Россия — богатая и счастливая!

А мины… Они просто опасны. Это проблема. И у меня, особенно после сегодняшнего дня, к поиску, безусловно, станет двойственное отношение.

С одной стороны, я ещё всего несколько месяцев назад писал у себя на страничке в фейсбуке, что каждый россиян должен посадить дерево, воспитать ребёнка и поднять солдата, потому что где и как похоронен человек отдавший жизнь за свою страну — это важно, и нас это должно волновать, потому что отношение к мёртвым — это отношение к живым!

С другой стороны те риски, и те методы, которыми ведётся поиск ставят под сомнение его целесообразность. Стоит ли жизнь гражданина, который живёт здесь и сейчас (особенно ребёнка) тех рисков, которыми этот человек подвергается ради достижение пусть и благородной цели? Я уже не знаю! И это тоже про ценности.

Вопрос философский — стоит ли жизнь одного ребёнка тысячи поднятых солдат? Поиск ответа на этот вопрос может занять какое-то время, но абсолютно точно, уже сейчас, риски должны быть минимизированы:

  1. Командиры отрядов должны иметь лицензии сапёров (это как минимум, в идеале лицензии сапёров должны быть у всех членов поискового отряда);
  2. Места обнаружения опасных боеприпасов должны быть ярко помечены стоп-лентой;
  3. Точка с навигатора с местом обнаружения боеприпасов должна передаваться МЧС/сапёрам одним нажатием (приложение);
  4. Дети/несовершеннолетние не должны копать там, где есть риск обнаружения взрывных устройств и подрывов.

Самое главное богатство государства— жизнь человека. Какими бы безопасными не казались боеприпасы, какой бы высокой целью мы не руководствовались, но если есть хотя бы минимальный шанс, что граната/мина/снаряд найденный нами в лесу всё же может взорваться, тогда поиском, однозначно, не должны заниматься неподготовленные люди, и особенно дети.


19:40 Солнце на закат. Я у палатки. Конец Вахты! Это был очень полезный опыт. Было очень тяжело, но я уже знаю, что хочу вернуться сюда опять!

Закат в Смоленской области
Вид из лагеря. Очень красиво. Я буду скучать…

Завтра отдыхаю, закрываем Вахту, и в субботу выезжаю домой. Хочу домой!


Взрослый лагерь
“Взрослый” лагерь. Моя палатка слева салатовая

23:34 Так рано я ещё не ложился. Сил нет)) Всё, лагерь пустеет и разъезжается. Завтра снимается много отрядов. Уже сегодня, на вечерней молитве, физически чувствуется как опустел лагерь.

Особой грусти нет. Я устал и хочу домой. План выполнен, и даже перевыполнен:

  1. Я побывал в Смоленской области, на родине предков, о чём мечтал очень много лет;
  2. Я поднял солдата (пускай не сам, в составе группы, но я был частью этой группы и участвовал в подъёме — а своего я пока не заслужил, но где-то он меня уже ждёт);
  3. Я побывал на Соловьёвой переправе — место по эмоциям, сравнимо, наверное, с Брестской крепостью. Другое дело какое разочарование меня ждало на той переправе;
  4. Ну и сами 2 недели жизни в лагере, в палатках, среди детей и молодёжи — немного назад в прошлое и я помолодел на 20 лет. И это отдельные эмоции.

Спасибо Вахте за песни у костра, за утреннюю кашу, за искренние эмоции, и за дружбу! Надеюсь увидеть всех в следующем году.


Оперативная сводка
Это без сегодняшнего дня. Сводка на 22-ое августа, но ещё без цифр за 22))

Завтра линейка в 11 утра, и в принципе — всё! В субботу захоронение, но я туда точно не еду. Может ехать завтра? Доеду до границы засветло, а там уже не так важно сколько я её проходить буду. И в субботу буду дома. Всё воскресенье моё! Посмотрим. Завтра утром решу.

Спать!

Продолжение