Вахта Памяти. День 5

6 ноября 2019 | 08:11
Автор: @botkind

16 августа 2019 года (пятница). Глинковский район. Смоленская область. Россия.

ДЕНЬ ПЯТЫЙ

Звёздочка с пилотки советского солдата

Пятница. Как же быстро бежит время!

Холодно. А утром ещё и дождь. Каждый день после копа баня, и я уже к этому привык, но после бани особенное сильное желание одеть всё чистое, а форма-то с каждым днём как раз всё грязнее. И я бы её постирал (есть и тазики, и стиральный порошок, и горячая вода), но совсем не уверен, что успею высушить. Хоть выходной под это дело бери. По-нормальному, должно быть два комплекта формы — одна для поиска, и вторая на замену, для лагеря, так сказать парадная. В следующем году учту этот момент.


Ну и по дню, который опять получился интересным и поучительным. Сегодня был коллективный выезд на нескольких машинах. Кроме нас параллельно в это же место выезжало ещё несколько отрядов.

Совместный выезд поисковых отрядов в деревню Долголядье
Отряды иногда выезжают вместе
Карта района Долголядье
В — лагерь. А — деревня с красивым названием Долголядье — 16 километров по дороге. Но по сути линия А-В это одна линия обороны вдоль реки Устром

Первый забавный диалог произошёл ещё в Глинке, где мы остановились ненадолго у магазина, и где ребята из нашей машины недолго думая выкинули шелуху от семечек прямо на улицу со словами: “а что тут такого, это же органика”!

Причём всё это происходило на центральной улице Глинки — ОК, Глинка не город, посёлок, но райцентр! Да и не так важно, тут люди живут — а другие люди просто выкинули мусор в центре города, и считают это нормой! Логика простая: это органика — сгниёт. При этом вид города на момент сгнивания в расчёт не принимается. Легко представить город заваленный огрызками яблок, шкурками от бананов, шелухой семечек и бумагой — это же всё гниёт. Бычки от сигарет, кстати, тоже гниют. Бутылки не гниют, но их бомжи собирают. У меня простой вопрос — вы то сами в этом всём жить хотите, или вам всё же больше нравится чистая ухоженная Европа? Так вот она, чистая ухоженная Европа, начинается с выкидывания мусора в мусорный ящик. Сложно поверить, но это единственный рецепт чистоты и благополучия. Мне кажется я даже кричал на них, настолько был потрясён с какой лёгкостью, оказывается, можно мусорить (прим. в дневнике оригинально слово “срать”) — я слышал про то, что в России грязно, но когда видишь, как это происходит, и с какой простотой, шокирует. Но ладно, проорались, поехали дальше.


Отряд уходит в поиск
Наш отряд уходит на раскопки

Доехали до деревни, спешились, пересекли поле и болото, заходим в лес, и тут же командир нашего отряда выкидывает бычок в лес, и даже его не тушит. Он — командир, и дети/молодёжь вокруг. К этому моменту у меня с командиром уже хотя и вежливые, но уже натянутые отношения, на почве моего “наезда” на рославльских (история первого дня с громкой музыкой). Но я всё же очень аккуратно комментирую этот бычок. В ответ ожидаемо мне сообщают направление моего предполагаемого дальнейшего маршрута. В общем, я не стал дальше развивать конфликт, дал заднюю, и мы разбежались по лесу. Единственное о чём я жалею, что тот бычок не поднял, но к тому времени я уже начал иссякать в борьбе за закапанные ямки (прим. я-то не знал ещё, что впереди меня ждёт самое интересное — боеприпасы).


Лесной ручей
Лес и ручей до нас

“Рабочий день” подходил к концу. Пора было собираться и ехать в лагерь, мы нашли ручей и было начали мыть инвентарь:

Моем лопаты
Дружно моем лопаты

И тут наши отцы-командиры нащупали что-то под ручьём, и решили это что-то откопать:

Коп в ручье

Надо сказать, что ручей копать не так просто — надо воду отвести, потом её вычерпать. Нашли пластиковую бутылку, отрезали горлышко, вычерпали воду, и выкинули.

Обезображенный пейзаж после копа
Во-первых, опять же обезображенный нами пейзаж (выше по тексту фотография этого же ручья до нас), и выкинутая пластиковая бутылка посередине

Я не поленился (да, я зануда), стоял и ждал пока уйдут все 14 человек, что было в нашем отряде в надежде, что хоть кто-нибудь подберёт эту бутылку, которая была НАША, которую МЫ выкинули, но все ушли, бутылка осталась (для тех, кто переживает за судьбу бутылки я забрал её с собой, и даже нашёл её горлышко, и тоже забрал его с собой). Но, на самом деле, всё это очень грустно. Тем более, что я прекрасно понимаю, что я имею дело с фильтрованным контингентом — т.е. в поиск идут не самые худшие люди страны, и от этого ещё более печально.


Так как отряд у нас штабной, то и все гости лагеря, так или иначе, к нам заходят на чай, а приезжают к нам и телевидение, и журналисты, и родственники погибших бойцов, которых мы находим, и депутаты и прочие представители власти и администраций.

Сегодня вечером одна из гостей, из Астрахани, сидела пила с нами чай и рассказывала про ужасающий размах браконьерства в низовьях Волги. Браконьеры платят полиции за то, чтобы они их не трогали, и те им выдают маячки на лодки — когда полиция летит на вертолёте они по этим маячкам определяют кто платил им, и кто нет. Того кто платил, естественно, не трогают.


Вечером состоялся мой первый выезд в город! Ну, официально Глинка не город, а посёлок, но зато районный центр. Были мы в Пятёрочке — более чем прилично, что сам магазин, что покупатели. Приятные люди на фоне общей разрухи вокруг, я даже удивился — думал встречу пьяных неопрятных людей в тулупах, но нет, правда, всё очень прилично. И оттого людей ещё больше жаль — ну хороший же народ в России живёт, но почему тогда всё так?


В планах воспользоваться своим “международным статусом” и напроситься поработать с другим отрядом, потому что то, что происходит у нас меня не совсем устраивает — идёт прозвон (работа металлодетектором), дальше команда “копать здесь”, и все исчезают. Куда и сколько копать, и, что, собственно, ищем — непонятно. И это утомляет больше всего. Хочу посмотреть это у нас так, или у всех такая техника.

Работа с металлоискателем
Лучшие друзья поисковиков — щуп, лопата, металлоискатель

Видимо такое положение не устраивает не только меня, и сегодня у нас спонтанно образовалась команда неопытных копателей, но которая, по крайней мере, достаточно слаженно работала — один прозванивает землю, дальше двое с щупами, дальше с лопатами, и металлоискатель всегда рядом — почти конвейер. Получилось неплохо. Особенно ничего не нашли, но по крайней мере было ощущение осмысленной работы и мне даже понравилось.

Поисковики
Егор и Владимир, тоже как и я здесь впервые. Вот с ними вместе, плечём к плечу буквально, я и копал первую неделю, пока их не позвали в Москву дела. Уверен, что эта дружба уже навсегда, и взаимна) А какой волшебный чай из трав Владимир готовит, ммм

“Мы”, это гости отряда — я, Владимир и Егор из Москвы, Иван из Велижа (маленький город на севере Смоленской области), Кирилл. А остальные работали по схеме первого дня. Молодёжи не интересно быть винтиками. Молодёжь хочет понимать, что они делают и зачем, и хотят быть важными! Поэтому Кирилл с Иваном (которому огромное спасибо за интернет, который у меня был в лагере каждый день) и тянутся, как мне кажется, к нам с Владимиром.

Вечерняя молитва у времянки
Иван, воин из Велижа. Отличный парень, с которым несмотря на нашу большую разницу в возрасте мне было интересно общаться. И все фотографии с Вахты, которые я размещал каждый день в фейсбуке, только благодаря ему. Спасибо Иван и за компанию, и за интернет!

И ещё немного фотографий из 5 дня поиска:

Поисковый отряд уходит в поиск
В путь!
По высокой высокой траве
До леса ещё надо было дойти через крапиву и болото
Остатки винтовки Мосина
Остатки от винтовки — её затвор
Патроны от винтовки Мосина
Наши патроны..
Шрапнель
Шрапнель — сколько же мы ям вырыли из-за этого маленького шарика. И сколько людей этот маленький шарик убил! Такими шариками начинались снаряды, которые при взрыве разлетались на сотни метров
Поисковики из Ивантеевки
Хорошие парни из Саратовской области (Ивантеевка) — Слава, Дима и Сергей. Я с ними ещё несколько раз буду в поиске
Крапива
Крапива (и это я, если не узнали). Кстати, слева из кармашка торчит та самая спасённая пластиковая бутылка)
Дорога домой
Усталые, но счастливые
Поисковики возвращаются домой
Домой!
Поля России
Поля России

Продолжение