Варшавское восстание — российский взгляд

23 мая 2020 | 06:05
Автор: @botkind

Могла ли Красная Армия пробиться на помощь восставшим или не захотела?


На самом деле и не могла, и не хотела. 

В вопросе изучения Варшавского восстания очень сложно быть объективным — российско-польские отношение не самые простые, и в них сейчас слишком много политики, поэтому это ещё и вызов самому историку — быть честным не так легко. Любой твой аргумент всегда за кого-то, и одновременно против. И это уже большая политика, где история — это оружие. Повернёшь ли ты его против своих?  

В Варшавском же восстании всё усложняется ещё и тем, что не правы были обе стороны. Поляки, безусловно, и тут я абсолютно согласен с Алексеем Валерьевичем, ввязались в авантюру без плана, подготовки, опыта и оружия — и это только их ответственность. 

С другой стороны есть ещё то, про что Алексей Валерьевич уже не говорит, политические манёвры советского руководства и сопутствующие действия которые, по сути, спровоцировали это восстание. Если бы советское руководство уважительно относилось к правам наций на самоопределение и международному праву, то и самой этой ситуации скорее всего не было бы. 

Кроме того, Александр Валерьевич с самого начала не отвечает на первый же серьёзный вопрос, а что же такое операция Буря, которая с его слов, была попыткой захватить власть в Варшаве между тем моментом, как немцы город покинут, но до того момента, как Красная Армия в него войдёт, что само по себе ничего не объясняет. Устроить восстание ради красоты момента?

Почему для поляков это было так важно, что они рисковали жизнями десятков тысяч людей, не рассказывается. И поэтому поляки представляются, как минимум, неадекватными людьми, которые вместо того, чтобы сидеть спокойно и ждать, когда же победоносная Красная Армия придёт и принесёт им освобождение, зачем-то устроили себе (и всем вокруг) массу проблем, которые привели к огромным жертвам. 

А между тем, это самый важный вопрос в понимании всего того, что было дальше — причина Варшавского восстания.   

Ниже мысли и вопросы озвученные в ролике на youtube в начале статьи, и некоторые мои комментарии к ним. Italic выделено время в видео, и НЕ мои мысли.


0:03:30 Операция “Буря” — успеть захватить власть до подхода советских войск.

Почему-то никто не объясняет почему полякам так важно было это сделать! 


0:05:22 “Сколько всего было восставших” — 20,000.

В начале октября, когда Варшава сложит оружие в плен сдаться 12,000-15,000 повстанцев. Ещё 15,000-20,000 погибло за 2 месяца восстания. И какое-то количество вышло из города. Т.е. самих восставших могло быть 40,000. Плюс под полмиллиона местных жителей, многие из которых тоже участвовали в восстании — госпиталя, баррикады, готовка еды. В Варшаве была сосредоточена приличная сила.   


0:06:22 “А у немцев сколько было?” У немцев 16,000 едаков, а реально могли выставить только 5,000. Т.е. 5,000 против 20,000?

Собственно это один из ответов на вопрос почему Красная Армия не помогала — у восставших, действительно, был шанс победить, если бы у них было оружие и поддержка с воздуха Красной Армией. И то, и другое Красная Армия могла дать не напрягаясь, не меняя своих оперативных планов, и не рискуя людьми. Но почему-то делать этого не стала. 


0:09:42 В крупном городе Люблине был организован аналог правительства — а это ответ на вопрос почему Красная Армия не стала помогать. Подробнее в следующем абзаце.


0:15:00 У Сталина был выбор с кем вести переговоры по Польше: с Люблинским комитетом или с Лондонским правительством в изгнании — однако при этом забывается уточнить, что Люблинский комитет был создан на неделю до восстания. Без уточнения этих деталей Люблинский комитет представляется, как одна из равноправных сил, которую СССР мог выбрать, как партнёра в переговорах. На самом же деле Люблинский комитет был создан Советским Союзом для того, чтобы вести с ним переговоры — т.е. это было самое настоящее марионеточное правительство. 


0:17:30 Украинские и азербайджанские СС формирования — т.е. каратели.


0:18:33 Воля, где было убито около 30,000 мирных граждан — но при этом про участие частей РОНА в этих событиях ничего.

А между тем аббревиатура РОНА расшифровывается, как Русская освободительная народная армия. Т.е. по сути восстание в Варшаве подавлялось преимущественно русскими частями — 29-ой русской дивизией СС. В России очень любят вспоминать про 14-ую украинскую дивизию СС “Галичина”, которой к слову, в Варшаве не было, но совершенно забывают про свою собственную СС дивизию, которая в Варшаве особенно старалась. Почему-то при этом Алексей Валерьевич про украинцев в свете варшавских событий вспомнил, хотя украинские части в подавлении восстания не участвовали и были представлены эпизодически, а вот про РОНА говорить не стал.   


0:21:18 Тут говорится про плохо налаженную связь Бура с частями (тоже самое и про план захвата мостов и плохо организованное восстание) — и упускается очень важная деталь (я думаю осознанно) о том, что в Варшаве восстание не планировалось изначально и в операцию Буря (akcja „Burza”) Варшава не входила — т.е. и плана никакого не было. По сути это было стихийное восстание. Оружия тоже не было, и из Варшавы оно как раз вывозилось, а не ввозилось. 

А связано всё было с тем, что накануне восстания части АК, которые так или иначе участвовали в освобождении Вильнюса, Львова, Люблина (части Армии Крайовой имеется ввиду) начали разоружаться советскими войсками, а их командный состав арестовывать. 

А так как АК не собиралась воевать с Красной Армией и оказывать ей вооружённое сопротивление, было принято последнее отчаянное решение обратиться к мировому сообществу, привлечь его внимание и попытаться отстоять независимость, которая, как считали поляки находится в опасности. И сделать это именно через освобождение Варшавы от фашистов с тем, чтобы встретить советские войска как хозяева — с хлебом с солью. В общем-то естественное желание. Не до конца понятно, почему восстание называют антисоветским. Антисоветским оно могло быть только в одном случае, если Красная Армия освобождала Польшу не искренне, и не совсем. С чем пришла Красная Армия к Варшаве в 1944 году? Сейчас 2020 год — каждый уже сам может найти ответ на этот вопрос.  

Всё это произошло за какую-то неделю, и конечно ни на план, ни на отлаженные взаимодействия и связь, ни на сбор оружия времени не было.

Т.е. неправильно представлять поляков этакими глупыми несмышлёнышами — они были зажаты между двумя враждебными им могущественными державами (которые только в 1939 году уже показали, что церемоний не будет). 


00:27:20 Немцы были не так сильны и при другой организации восстания восставшие могли добиться намного больше успехов, чем они добились. 


00:28:33 Только тут про Каминского и РОНА, без привязок к восстанию.  


00:32:18 Где находились советские части на момент начала восстания?

Тут интересно про захваченный плацдарм на юге (хотя это не так — речь скорее всего идёт про Магнушевский плацдарм наступление на который начнётся 1 августа) и про плацдарм на севере (Пултуск). А также про то, что Варшаву в лоб брать глупо. 


00:35:05 “Лобовой атаки на предместье Праги не предполагалось” — ну как не предполагалось, если у танкистов был приказ её брать. Да и на карте очень хорошо видно, что целью была именно Прага.  

Положение частей 2 ТА на 30-31 июля 1944 г.

00:35:05 2 ТА шла на север вдоль Вислы для того, чтобы захватить плацдарм на Нарев.


00:37:17 Был приказ брать Варшаву. 


00:39:29 2 ТА отбить Прагу было нереально. При этом именно у 2 ТА был однозначный приказ Прагу брать ещё 27 июля!

ЖБД 2 ТА от 27 июля с приказом брать Прагу

Проблема тут в том, что нет однозначного понимания того, что 2 ТА там вообще делала, поэтому всё строится на догадках. Ехала “мимо” Варшавы к Пултуску растягивая и так уже растянутые коммуникации и подставляя правый фланг под отступающие от Бреста немецкие части? 

На танках захватывать плацдарм на Нареве, тогда как армии ещё только-только перешли границу (1939) Польши и находятся в 200 км от Пултуска и удерживать этот плацдарм танками? Тоже странное решение. 

Маршрут 2 ТА

Как и вообще решение на танках ехать к слиянию полноводных Буга, Нарева, Вислы, с крепостью Модлин на острие и быть зажатыми со всех сторон реками при полном господстве немецкой авиации в воздухе похоже на самоубийство. 

Поэтому нет, танки ехали брать именно Варшаву. И об этом есть чёткая запись в ЖБД 2 ТА.


00:41:11 “Если бы восставшие прочно взяли бы мосты, то Радзиевский и командующий фронтом не задумываясь бросились бы к мостам”. 


00:46:16 Оказывалась ли какая-то помощь восставшим со стороны Красной Армии?

Помощь авиацией оказывалась, говорит Исаев, летали штурмовики, летали ПО-2 на снабжение, но надо сказать, что восставшие с самого начала не были ориентированы на установление связи с советским командованием — что не совсем правда.

Советский ПО-2. Такими самолётами доставлялась помощь повстанцам Варшавы с 14 сентября 1944 года. Фото из Wikipedia

И тут же переводится тема на помощь союзников, которая со слов Исаева, часто преувеличивается, но при этом преуменьшают их (союзников) возможности. 

Сразу идёт пример с бомбёжкой Кёнигсберга, который на, примерно, том же расстоянии, что и Варшава и далее, что “они летали более крупными силами и сбрасывали более крупный тоннаж (правда бомб)”. И вывод о том, что англичане якобы не использовали имеющиеся у них силы на всю катушку. 

Тут, правда, забывают упомянуть, с какой высоты высоты сбрасывались бомбы на Кёнигсберг, и с какой высоты оказывалась “неэффективная” помощь повстанцам. 

Английские части (и их союзники — в т.ч. поляки, которые составляли значительную часть экипажей доставляющих помощь повстанцам) летали на Либерейтерах (B-24 Liberator) — приличного размера самолёт, и для того, чтобы помощь максимально попадала по назначению сбрасывали её с предельно низких высот (200 футов — это 50-70 метров). Даже советские лёгкие ПО-2 так низко не летали над Варшавой, хотя им, с их размерами, это было намного проще сделать. 

B-24 Liberator. Такими самолётами доставлялась помощь повстанцам Варшавы с 4 августа 1944 года. Фото из Wikipedia

Очевидно, что на такой высоте самолёты таких размеров были лёгкой целью для немецких зениток. Уже во время первой миссии, где ещё был эффект неожиданности, было потеряно 5 самолётов из 17. После чего полёты на какое-то время прекратились. 

При этом за всё время операций по помощи восставшим, где англичане летали из Италии (расстояние — 1300 километров в одну сторону), скидывали грузы, и возвращались обратно на базу в Италию был потерян 41 самолёт, когда советские аэродромы находились всего в 60 км от Варшавы и за всё время полетов (с 14 сентября по 1 октября) было потеряно всего 9 самолётов и 8 лётчиков (при 2243 самолётовылетах). 

Союзники потеряли 360 своих лётчиков при 306 самолётовылетах.

Жертвы союзников и усилия не сопоставимы с жертвами, усилиями и возможностями советской стороны. 

Т.е. как только мы начинаем рассматривать все факты, общая картина событий сразу меняется. 

Кстати, при этом всём упускается (сознательно или нет) ещё одна важная деталь — англичане начали помогать повстанцам с самого начала восстания, несмотря на то, что не собирались этого делать и сразу поляков предупредили, что если те, вдруг, поднимут восстание — помощи не будет. Но уже в ночь с 4 на 5 августа совершают первый рейд. 

А советские самолёты первый раз сбрасывают помощь только с 13 на 14 сентября! Т.е. на 44 день восстания. При этом, важная деталь, советские самолёты летали помогать повстанцам с тех же аэродромов, на которых они базировались уже с 4 августа. Т.е. советская авиация была в зоне помощи с самого начала восстания. При этом Алексей Валерьевич упрекает англичан, которые летали за 1300 километров, и потом рискуя своими жизнями сбрасывали такие важные для повстанцев грузы под огнём немецких зениток, но при этом ни словом не говорит о бездействии собственной авиации и её причинах. 

Плюс, из рассказа Алексея Валерьевича создаётся впечатление, что летали и советские самолёты, и английские параллельно, но более качественную помощь оказывали именно советская авиация. Как мы видим это совершенно не соответствует действительности.

В привязке к датам и цифрам всё смотрится совершенно иначе.   


00:48:42 При этом рейды названы пропагандистскими, где летали польские экипажи — выше уже сказано, что потери были настолько высокими (на 1 тонну сброшенного груза повстанцам приходился один сбитый самолёт, экипаж которого 8 человек). Т.е. летали только добровольцы, логично, что поляки были в первых рядах. А по поводу маршрутов, Советский Союз вполне официально запретил садиться на дозаправку на своей территории тем самолётам союзников, которые участвовали в миссии помощи восставшей Варшаве. При этом этом тем, что бомбили тот же самый Кёнигсберг, например, садиться и дозаправляться было можно. Поэтому о каком более оптимальном маршруте идёт речь не очень понятно. Но и про то, что был запрет на посадку — ни слова. 

Опять же, более интересная для нас тема почему в помощи повстанцам и мирному населению Варшавы, которое страдало больше всего, не участвовала советская авиация, которая больше месяца стояла на тех же самых аэродромах речи не идёт.   


00:53:08 Заявление в Известиях и про то, что никакого приказа начать восстание от Лондонского правительства не было — это действительно так.  


01:02:01 О судьбах руководителей восстания — о том, что они достаточно комфортно перенесли плен, и оказались в эмиграции, куда так и стремились. Но, Алексей Валерьевич не рассказал о судьбе тех, кто выбрал другой путь и остался в Польше — участников восстания стали преследоваться. Пытки, репрессии, показательные процессы, расстрелы в Польше стали нормой, которую принесла с собой новая власть.

Когда рассказ про восстание рассказывается полностью, поведение повстанцев/поляков по отношению к советской власти уже не выглядит таким странным. 


01:04:01 Потери восставших в том числе за счёт населения десятками тысяч (???) — понятно это желание занизить потери, потому что так или иначе все понимают, что нежелание Советского Союза помогать восстанию была политическим. Мы может спорить о формах помощи и её (помощи) объёмах, но помощи не было ни в какой форме первые 40 дней восстания. 10 сентября повстанцы уже ведут переговоры о сдаче. 10 сентября — 40 день восстания. Город разрушен полностью. Жертвы среди повстанцев и мирного населения огромные — в том числе и потому, что советское командование не стало прикрывать небо над Варшавой от немецких самолётов. В Варшаве погибло около 15,000 повстанцев и около 150,000 мирных жителей — это никак не “десятки тысяч”. У преуменьшения жертв восстания есть определённая цель — показать его (восстания) незначительность и таким образом отвести от вопроса советской непомощи. На самом деле в российской риторике ничего не поменялось с 1944 года, и теми же самыми приёмами пользовался Сталин, когда Черчилль просил его помочь восставшим,  на что Сталин отвечал, что “Краевая Армия поляков состоит из нескольких отрядов” и “Я не представляю, как подобные отряды могут взять Варшаву”. 


01:05:01 Могла ли Красная Армия пробиться к восставшим или не захотела?

А.В.Исаев считает, что не смогла. Опрос показал, что не захотела (72% думает именно так).

На самом деле вопрос немного неправильно стоит — в военном смысле, согласен, помочь было бы очень сложно, и то хотение, про которое идёт речь стоило бы очень дорого. Вопрос другой, который почему-то не был задан — помочь даже не пытались. 

Лондонское правительство представляется как некий агрессор, который попытался в пику Советскому Союзу захватить власть в Польше, в то время как это было законное правительство Польши признанное как самими поляками, так и нашими союзниками. 

Проблема правильного восприятия Варшавского восстания в его первопричинах. Для того, чтобы понять, что тогда произошло, надо признать факт агрессивных действий Советского Союза по отношению к независимому польскому государству — т.е. и вторжение в Польшу в 1920 году, и в 1939 году тоже — после тайного сговора Гитлера и Сталина (в лице Молотова-Риббентропа) Польша как государство исчезла с карты Европы. И Советский Союз, тот самый, что пришёл её (Польшу) “освобождать” в 1944 году был тому первопричиной. 

Мы может долго спорить о том, что произошло в Катыне, но то, что польские офицеры, граждане иностранного государства, признанного Лигой Наций и самим Советским Союзом оказались в заключении на территории СССР — это факт, и тоже вопрос — если Россия, как правоприемница СССР отрицает факт агрессии против Польши в сентябре 1939 года, то тогда как польские офицеры оказались на её территории, ещё и с ограничением в правах, т.е. заключёнными!

Варшавское восстание легче понимать, когда связываешь эти факты в одно целое — у поляков не было ни одной причины верить в благие намерения Советского Союза. 

Российская же историография начинает рассказ с 1 августа, выставляя поляков в некотором смысле не очень адекватными людьми, которые почему-то отказывались идти на связь с советской стороной. 

Когда знаешь предысторию понимаешь, что у них были более, чем серьёзные причины для этого, а само восстание было отчаянной попыткой отстоять независимость.